суббота, 27 мая 2017 г.

«Сформировав новую культуру коммуникации, мы увидим взрывной рост науки и технологий»

Директор департамента науки и технологий Министерства образования и науки Российской Федерации СЕРГЕЙ МАТВЕЕВ рассказал научному редактору информационного бюллетеня "Коммерсантъ-Наука" АНДРЕЮ МИХЕЕНКОВУ, как Стратегия научно-технологического развития поменяла подход к управлению наукой, почему университетам должно быть достаточно просто показывать хорошие результаты, чтобы получать поддержку, и чем важна связь с подрастающим поколением.
Андрей Михеенков (А.М.): Уважаемый Сергей Юрьевич, вы как ученый занимаетесь увлекательной, современной, перспективной областью — информационными технологиями, но выбираете для себя карьеру чиновника. Это значит, что госслужба предлагает, по крайней мере, такие же интересные задачи. Очевидно, главная из них — Стратегия научно-технического развития, поручение президента.
Сергей Матвеев (С.М.): Ученым я себя сейчас точно назвать не могу. Между "чистой" наукой и госслужбой прошло примерно лет десять, я успел пройти еще два достаточно интересных этапа — технологическое предпринимательство и работу в университете в качестве проректора. И каждый этап добавлял свои навыки. Хотя в основе все равно остался научный базис — я занимался математическим моделированием, архитектурой информационных систем. И, возможно, поэтому не вижу существенной разницы между научными задачами, которые когда-то решал, и задачами государственного управления: и там и там речь идет о сложных системах.
Научно-технологический комплекс страны — это сложная система, в нем есть научные организации, образовательные, есть отдельные ученые, есть предприниматели, есть свои модели правила взаимодействия. Этим стратегия и интересна — это не только нормативно-правовой акт Российский Федерации, но и документ, который определяет образ будущего науки и технологий как единой системы, определяет ее основные элементы, механизмы и инструменты их развития и взаимодействия.
А.М.: Расскажите, пожалуйста, о приоритетах в развитии российской науки.
С.М.: Новые приоритеты научно-технологического развития — крайне интересная история. Мы привыкли к тому, что приоритетами являются конкретные области науки — науки о жизни, информационные технологии... А стратегия, она все переворачивает. Приоритеты стратегии — это области применения научного знания.
Я бы выделил три важных группы приоритетов. Первая — это человек, его качество жизни: здоровье, функциональные продукты питания, безопасность. И одновременно, вторая группа приоритетов — создание возможностей для человека заниматься творческим, интеллектуальным трудом: это робототехнические системы, искусственный интеллект, новый виток развития энергосистем. Приоритеты стратегии — об изменении образа жизни человека. И именно такой подход приведет нас к точке бифуркации, переключения основного ресурса развития с материально-сырьевого на интеллектуальный.
Третья группа приоритетов — освоение пространств, территории страны, дальнего и ближнего космоса, Арктики, Мирового океана. Мне кажется, это очень характерно для нас, это наша особенность. Невозможно в маленькой стране развивать транспортные технологии или построить комический корабль. Когда все близко и доступно, ни у кого мысли о таких технологиях и задачах не возникает. Мы же со своими бескрайними просторами имеем совершенно необычный опыт. Цитируя известного русского философа, освоение и осознание пространства русскому человеку всегда удавалось. Поэтому качество жизни человека, его эффективность и освоение пространств — такое целеполагание для научно-технологического развития задает стратегия.
Но реализация содержательных приоритетов невозможна без существенного изменения самой научно-технологической системы. И именно поэтому в стратегии заложена еще одна не менее важная группа приоритетов, я бы их назвал функциональными. В науке мы все еще сохраняем осколки унаследованной от экономической системы Советского Союза системы управления: в госсекторе науки, который достаточно велик, продолжаем управлять организациями. Стратегия говорит не об управлении организациями, а об управлении результатами. И это важный акцент: содержательные приоритеты сформулированы в терминах применения результатов. Приведу пример: когда речь идет о персонифицированной медицине, мы не знаем, какая именно наука решит эту задачу. Здесь есть место и для IT, и для биологов, генетиков, для физиков и химиков, и, что особенно важно, для гуманитариев. Это очень важно: реализация стратегии и переход от управления организациями к управлению результатами открывает возможность такой мультидисциплинарности, которой в России никогда не было.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО:  
СЕРГЕЙ МАТВЕЕВ: «НАДО РАБОТАТЬ ТАК, ЧТОБЫ „БУМАЖНОЙ“ НАГРУЗКИ НА УЧЕНЫХ НЕ ВОЗНИКАЛО»

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.